Jan. 23rd, 2017

tadrala: (Я и Он)

Александр Марков очень интересное пишет об окситоцине, поведении шимпанзе, любви и войне:

Нейропептид окситоцин играет важную роль в регуляции социального и полового поведения животных. Для разных видов млекопитающих (от крыс до людей) показана способность окситоцина стимулировать аффилиативное (дружеское), половое и родительское поведение, подавлять страх, повышать доверчивость и восприимчивость к положительным социальным стимулам. Кроме того, окситоцин стимулирует у людей «оборонительную» агрессию против чужаков в контексте межгрупповой конкуренции. Германские приматологи, изучающие диких шимпанзе в национальном парке Таи (Кот-д’Ивуар), показали, что межгрупповые конфликты у шимпанзе сопряжены с повышением уровня окситоцина в моче. При коллективной охоте на мелких обезьян окситоцин у шимпанзе тоже повышается, но не так сильно. Новые данные позволяют предположить, что окситоцин является у шимпанзе не «гормоном любви и дружбы», а «гормоном любви, дружбы и войны».

Читать полностью

Read the rest of this entry » )
Если пофантазировать еще чуть-чуть, думаю, что окситоциновые штуки могут быть глубинной психофизиологической причиной связи ингруппового фаворитизма и уровня межгрупповой агрессии (дружим со своими против чужих). И того, что так часто у древних народов богини любви и войны были одни и те же. Окситоциновые богини 🙂 Впрочем, там и тестостероновой истории может быть достаточно.

Пожалуйста, комментируйте здесь или по ссылке в La Psychologie Verte.

September 2017

S M T W T F S
     12
34567 89
10 111213141516
1718 19202122 23
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios